Nov. 12th, 2016

Заметьте, пропала женщина — появилась работа, появилась работа — появилась женщина, появилась женщина — пропала работа… Цикл совпадений? Не думаю.

http://maleeducation.ru/articles/mnf/71-ja-natrahalas-lyublyu-tebja-obratno
Кулинария имеет не последнее отношение к политике, так же считают некоторые. От того , что ел народ или какую кулинарию приписывают народу очень много зависит.

http://tanya-mass.livejournal.com/750623.html#comments
У француженок есть одно качество - они никогда не жалуются. Пока есть силы, будут выплывать даже из самой трудной ситуации. Внутренняя дисциплина у них такая, что я просто завидую

http://tanya-mass.livejournal.com/432988.html#comments
Твой брат классический алень. Расплата за глупость как всегда будет горькой.
Про порядочных жён забудь, на дворе феминизм.
Научись потребительскому отношению к бабам, не повторяй чужих ошибок. Жизнь тебя в любом случае научит, как и твоего брата, но лучше обойтись малой кровью.

Всё правильно, суть не в том, что она в 31 год не замужем, а в том, что ты для неё по молодости был запасным вариантом, и вот когда все актуальные варианты закончились, она достала тебя как запаску. Если ты на ней женишься, то именно ты будешь в статусе опять же запаски. Если бы ты её не знал до этого, всё было бы совсем по-другому.

http://oldfisher-mk.livejournal.com/781237.html#comments
Вместо того, чтобы с таким же рвением выполнять работу, ищут крайних, на кого можно перекинуть работу, вину и ответственность

http://sonikrom.livejournal.com/168509.html#comments
такая невротическая вина - это плохие границы на фоне высокой ответственности. Личная ответственность уже высока, сознание уже не стада, а личности, но границы пока очень плохи, слиты, не сформированы, и личность считает себя ответственной за все, что она совершила (или была причастна), не понимая, что некоторые поступки совершаются под давлением обстоятельств непреодолимой силы. Под давлением воинского долга и присяги, например. Как в фильме. Ради самозащиты, которая не только право человека, но и долг. То есть убийство вражеского солдата - повод для скорби и осознания, насколько уродлива война как общественное явление, насколько важно делать все ради ее избегания, но НЕ повод для личной вины.

Здесь есть еще один интересный психологический момент:
не желающий драться за свою жизнь человек слаб и уязвим,
воин без воинского духа - труп.
Сын его погибает сразу же и даже не пытается защищаться.
Кто знает, сколько в конце августа едет домой странно притихших групп, с подавленными, безразличными ко всему девочками и мрачных парней, прячущих друг от друга глаза.

СЦЕНАРИЙ АГРЕССИИ: ИГРА

Если составить некую анонимную библиотеку хроники всех “нехороших” случаев - народ, вы просто обомлеете от стандартности, схожести, общности “сценариев”. И знаете, что будет удивительно одинаковым? А вот это: и почему все молчат? Рискну предположить:
ВСЕ ЖЕРТВЫ ЧУВСТВУЮТ ЭЛЕМЕНТ СВОЕЙ ВИНЫ В СЛУЧИВШЕМСЯ!

Все до единой!

Общий сценарий (вариантов много, оглашаю саму основу) – прост!
Сначала – мирный подход: беседы + алкоголь.
Потом – начало плавной деморализации мужской части, одной из форм запугивания.
Начинаются рассказы о “страшных случаях”, которые произошли в этих местах с туристами, которые “не правильно” себя вели. Затем следуют небольшие “наезды”, которые всегда можно перевести на шутку.
Они нужны для того чтобы понять: КАК туристы реагируют? НАСКОЛЬКО испуганы? и т.п.
Если легкие “наезды” и грубость “прокатывают” - видно, что люди нервничают и готовы для дальнейшего развода - начинаются более жесткие моменты. Но опять – еще на уровне того, что в любой момент все можно перевести в шутку. Уже в этой стадии формируются два основных игрока - “добрый” и “злой”. “Злой” - как бы бузит, а “добрый” все это сглаживает, входит в контакт, “поддерживает” группу.
Но - в это же время активно создает имидж “злого”: да, он такой опасный человек, вот он сейчас с вами такой хороший, а вот был такой случай …
Забегая наперед: часто самый опасный – “добрый”.
Он режиссер и шоумен всего действа.

Большинство “потерпевших” потом, очухавшись, начинают рефлексировать:
Боже, да как я мог попасться?! Да ведь этого можно было избежать, почему я потерял вдруг способность соображать?!
А если бы он (она), эта потенциальная жертвенная овца, слышала и знала о поджидающих неприятностях до того?
И на “приёмчики” применяемые против туристов вдруг отреагировала: Оба-на… Так это ж типичный случай примера номер два в лекции номер пять… Совсем другая картина получается?

ЗАПОМНИТЕ! Сценарий агресии - это хорошо отработанная ролевая игра.
На это и идет их бандитский расчет – будет у группы чувство вины, - значит, все будут молчать!
И каждый вновь попадающийся думает, что ИМЕННО ТАК – впервые.
А ведь ситуация, когда быстро подошли, под стволы поставили, “девкам - налево”, мужикам направо – не дергаться, это же проще, так? Почему же они этого не делают?
Почему вас сначала ПОЯТ, кормят, мирно беседуют.
А потому, что они МЕСТНЫЕ.
Потому что – если сразу под стволы – у нормальных людей здоровая злость, реакция понятна и предсказуема.
Это было бы ЯВНОЕ насилие, ЯВНЫЙ криминал и за него возможны правоохранительные последствия.
Этого местные – БОЯТСЯ! И если и пойдут на это, то обязательно в масках.
Те, кто не пряча лица ведет с нами эти игры – НЕ БАНДИТЫ.
И если вас начали “разводить” - это обычные местные криминально настроенные шакалы, которые жрут слабого и бояться сильного.
Игра именно за тем и нужна, чтоб опоить, запутать, запугать так, чтобы сами жертвы не были до конца уверены, что они – правы.
Это – игра, корни которой лежат далеко за пределами обычного, цивилизованного понимания жизни.
И не надо всего произошедшего стесняться и годами грызть себя: вы стали жертвой собственного НЕЗНАНИЯ.

Вы стали жертвой – потому шли туда, как представитель иной цивилизации, воспитанный на идеалах гуманизма и принятой в “приличном” обществе болтовни о ДОБРЕ и ЗЛЕ.
А пришли в мир ПРИРОДЫ, где нет идеологии, нет философии.
А есть объективные факторы – которым – АБСОЛЮТНО НАПЛЕВАТЬ на ваш внутренний богатый духовный мир.
Вы говорите: “Любой спор можно решить без драки.
Идите с добром и добро вам откликнется!”. Что ж, иногда – бывает и так, не буду спорить…
Но попробуйте разъяснить камню, летящему вам в голову со склона, что вы еще такой молодой, перспективный и очень хотите жить. А я… одену каску!

Если при вас, как госте помыкают кем-то из своих, то и с вами могут так обращаются.
Если вас начинают принуждать к тому, чему вы не хотите – то почему дальше должно быть лучше?
Лучший способ избежать конфликтов – НЕ ВХОДИТЬ В ТЕСНЫЙ КОНТАКТ и не стараться быть для всех хорошим: слабость уже достаточный повод для агрессии.

Очень тяжело обо всем этом писать – но, кто-то должен начать разговор!
Я уже достаточно взрослый человек и научилась холодно анализировать и говорить себе правду.
А большинство групп – люди юные, самоуверенные, небитые и именно они являются наиболее уязвимой частью горовосходителей.

Если попытаться взглянуть в себя, обнаружится: по большому счету мы все преступно не готовы.
Большая часть руководителей – преступно халатно относится к судьбам и жизням своих участников (особенно – участниц).
Большая часть любителей гор – преступно переоценивает свои силы и возможности. Я не обвиняю, я пытаюсь призвать первым делом руководителей, осознать, что поведение группы в “человекоопасной” обстановке является такой же полноценной частью техники безопасности проведения туристских походов, как и общение с веревками, железками и прочее. И что именно вы - не только ведете за собой людей, но и отвечаете за их жизнь.

Возникает вопрос: ну и что же все-таки делать? Я не смогу дать рецептов всеобщего счастья – их не существует!
Теория безопасности – это не узконаправленная инструкция, как вести себя в данном конкретном случае, а попытка сформировать некий ТРЕЗВЫЙ ВЗГЛЯД на окружающий мир, который поможет нам, братья туристы – альпинисты – никогда не жалеть о том, что однажды эта чертова романтика затащила нас в такие … болезненные обстоятельства.

ПАМЯТКА РУКОВОДИТЕЛЮ:
1. Коллектив должен проходить психологическую подготовку.

2. При малейших замеченных нездоровых тенденциях в психологическом облике участника, который потенциально может спровоцировать конфликт, не только с местными, но и внутри группы –– отказ от такого участника без колебаний.
3. Между трусостью и предосторожностями – огромная разница. Ничего не бойтесь, но ПРИМИТЕ ВСЕ МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ!
4. Прежде чем отчитываться перед неизвестным, настаивающем на своих правах, вежливо, но твердо поинтересуйтесь наличием у него документов, предоставляющих такие полномочия.
5. Если конфликт начался – опять же, ничего не бойтесь и помните: ИМЕННО МЕСТНЫЕ (я вообще не веду речь в своих статьях о настоящих бандитах) – в 90% случаев пользуются запугиванием, шантажом, игрой, несерьезным физическим воздействием и с очень малой вероятностью – что вас действительно начнут уничтожать.
Не теряйте способности анализировать. Не психуйте. Не поддавайтесь на провокации. Не разделяйтесь ни при каких обстоятельствах, прикройте женщин.
Не верьте ни единому слову обманувшему в самом малом.

Всегда становитесь на учет у спасателей. Те люди, которые “брезгуют” этим немаловажным моментом – вызывают недоумение. Если вы сами свою жизнь и процесс ее спасения, в случае чего, ни в грош не ставите – зачем тогда требуете, чтобы ее кто-то другой уважал?

Моя ПЕРВАЯ ОШИБКА, которую больше никогда не повторяла: Я ЕГО ПОСЛУШАЛА И НЕ НАСТОЯЛА НА СВОЕМ РЕШЕНИИ. Ведь я доверилась представителю сильной половины человечества, который был к тому же старше меня на несколько лет.

В домик заваливают человек 20 местных парней, пьяных, с самогоном и едой; они приехали праздновать. Поначалу все нормально – домик большой, места хватает всем, от застолья и пьянки мы, естественно, отказываемся. Просто беседуем, смеемся, знакомимся. К вечеру компания уже изрядно заливается спиртным. Я повторно предлагаю своему старшему участнику немедленно уходить. Он опять меня высмеивает и я - опять его слушаюсь! Глупая. Молодая была. Опытные – они потому и опытные, что думают наперед. А неопытные, в розовых очках думать начинают не раньше, чем когда окажутся в дерьме. Но – убеждены, что именно они – “опытные”.

По мере “залива глаз” “гостями” обстановка начинает накаляться. Ко мне начинают неприкрыто приставать с понятными намереньями. Мой старший участник начинает понимать, что ситуация обостряется и тут я получаю первый в жизни подобного рода шок. Он, здоровенный мужик, служивший в армии (187 рост 96 вес) вытаращивает инфатильные растерянные глаза и тихонько так спрашивает: “Оля, а что же нам делать???” И я понимаю: приплыли!…. А с нами дети и это - я тоже понимаю. Осознав, что осталась одна на поле битвы, собираюсь с духом и спокойно начинаю объяснять. Что так и так: надо спрятать незаметно ВСЕ колющие-режущие предметы, поставить на огонь большой котел воды, что оружием у нас может быть все что угодно. Что если я употреблю в разговоре фразу (не смейтесь, это было первое что пришло в голову) – “полосатые свиньи!”, его задача – хватать первого попавшегося человечка, разбивать бутылку об угол печи, приставлять к горлу этого человечка и диктовать наши условия. И ни за что его не отпускать! Ни за что – иначе нас убьют. Предупреждаю детей, чтоб они по сигнальной фразе прятались.

Далее ситуация разворачивалась так: меня словесно домогались, запугивали и т.д. Но меня такие вещи мало впечатляют. До физического воздействия пока не доходит. Сохраняя спокойствие, я выискиваю в толпе хоть одного подходящего для “развода”. Вычисляю паренька, который более-менее трезв и по нему видно, что происходящее его не радует. Незаметно вызываю его на улицу покурить. Рассказываю всю неприглядность ситуации, что мой старший участник – работник КГБ (это правда, хотя он там просто “телефон охранял”), что даже если нас убьют, их мгновенно вычислят и будет очень-очень плохо. А если ты, парень нам поможешь – я скажу следствию, что ты оказывал нам помощь и не принимал участие в преступлениях.

Он понимает, проникается, но говорит, что помочь не может, потому что боится дружков. Я предлагаю ему: тогда – так: ты прикроешь при любом раскладе моего младшего участника. И всё. Парень соглашается. Мы возвращаемся в домик, этот парень сажает моего 11-летнего участника за спину, так что его почти не видно. И тут начинается основная часть марлизонского балета. Видимо поняв, что угрозы на меня не производят должного действия, пьяная стая решает прибегнуть к физическому насилию. Старший участник пытается их остановить, его начинают избивать, поленьями для печки, двух более старших ребят тоже. Бьют очень жестоко, мне разбивают поленом суставы пальцев на левой руке. Я говорю условную фразу про “полосатых свиней”, мой старший участник немедленно разбивает бутылку, как было приказано об угол печки, хватает первого попавшегося мужичка и чуть подрезает ему стеклом мочку уха (это я ему тоже объяснила). Штука чрезвычайно действенная: вреда для здоровья немного, а психологический эффект просто очаровательный – кровищи море. А кто будет в пылу, в угаре разбираться, что именно порезали – глотку или всего лишь ушко? Мужичок визжит дурным голосом, “гости” ошалели. Не все прошло гладко: я не успеваю перебежать на сторону “наших”. Меня тоже хватают и в ответ приставляют к горлу нож…Голливуд. К чести моего старшего участника он четко выполняет указание – не отпускает заложника. Долго такая ситуация продолжаться не может, что прекрасно понимаю. Тут нюанс: приставленный мне нож – кстати, единственный в помещении, который не смогли незаметно выбросить в снег – мой собственный. Зная, что его лезвие треснуто у основания, досчитав мысленно до десяти, я успокаиваюсь. Резко блокирую ладонью руку с ножом державшего меня мужика и, нажимом его же ладони ломаю лезвие. Соответственно его ладонь сильно порезана; он от неожиданности и болевого шока меня отпускает. Я резко бросаюсь в сторону “заложника” и по пути опрокидываю чан (литров 30 наверно) с крутым кипятком на толпу. Вопли, визги, человека четыре сразу выбывают из строя. Первая часть благополучно заканчивается.

В нашем активе уже – один заложник четверо обваренных, один с раненной рукой (уже тоже не боец) и один парень “завербованный” мной. Встретив неожиданное сопротивление хулиганье несколько трезвеет, тон разговора сразу меняется: становится уважительным и робким. Нас уговаривают отпустить заложника. Мы, естественно, отказываемся. Но ситуация на этом не заканчивается. Значит так: одиннадцатилетний участник прикрыт – спасибо тому парню; один пятнадцатилетний – спрятался на улице в большой собачьей будке, мёрз конечно страшно, но вытерпел и не выходил до утра. А второй не смог адекватно среагировать… Сначала спрятался на чердаке, но почему-то неожиданно вернулся в дом, кажется из-за того, что замерз … Это была еще одна ошибка. Причем роковая…

Мы в углу прикрыты заложником и вдруг в уже вроде бы переломленную ситуацию как подарочек, возвращается наш участник. Его, естественно, хватают… Так вот – слабонервных просим удалиться - его изнасиловали. Все 15 человек. Били и насиловали всю ночь. Помочь ему было не в наших силах. Я – при всех навыках - женщина, а мой старший участник никогда в жизни не применял никаких физических мер воздействия на людей.
http://www.mountain.ru/people/dispute/2004/bez_nepodoba/

Если после каждого подобного инцидента будут последствия - выработается устойчивый рефлекс – туриста трогать нельзя, потому что турист это не только вкусная еда, ботинки, веревки, но и ОМОН, спецназ, КПЗ, дубинки и многие другие неприятные вещи!

как минимум не позволить сформироваться устойчивому стандарту, что туристы и альпинисты – безропотные, беззащитные овцы, с которыми можно не считаться – еще как возможно!

То, что произошло с нами, доказывает - они отлично изучили психологию туристов. Поплачут, повздыхают и уйдут дальше, главное не забирать все абсолютно.
http://www.mountain.ru/people/dispute/2003/human_factor/index.shtml

Систему противодействия надо включать сразу, как только вы понимаете, что на вас собираются напасть, когда вас рассматривают как "жертву". Сложность ситуации нередко состоит в непонимании, что хотят нападающие. Ограбить, унизить, "поиграть человеком", или поиграть в жестокую игру "охота на человека". Вот это надо постараться понять, и противодействовать стереотипу поведения, ведущему нападающего к цели.

Действия по УСТРАШЕНИЮ основаны на стереотипе "запуганного поведения". Не надо показывать, что Вы боитесь. Надо держаться спокойно и с достоинством.

ПРОВОКАЦИИОННЫЕ действия основаны на стереотипе "адекватной" реакции (обычно, не разумных, рассчитанных действий, а первой, эмоциональной реакции): Вас обругали, - Вы обругали в ответ, на Вас замахнулись, - Вы отвечаете тем же. Такие действия провоцируют Вас на такую реакцию нападающего, которая позволит ему найти оправдание (и внутреннее и перед другими) последующих агрессивных действий в условиях, когда он имеет перевес.
Оскорбление обычно является провокацией. Поэтому на оскорбление не следует отвечать оскорблением.

У меня в "личной практике" были случаи (не в горах, а в городских условиях), когда нападение производилось и без "психологической обработки", когда били по лицу без всякого предупреждения в расчете на внезапность, на растерянность жертвы, на ее неготовность к нападению. Это физический и психологический "блицкриг". Расчет на превосходство внезапности, на растерянность противника, на его подавление наглой жестокостью. Но в таких случаях тоже смотрят на реакцию. И, поверьте, сразу же замечают ее, если она летит кулаком навстречу. В таких случаях ответ-отпор должен быть очень быстрым и резким: преступник обычно к нему не готов, он начинает отступать сразу, как только увидит, что его замысел на "легкую добычу" срывается. Здесь отсутствие "психологической подготовки" нападения является слабостью нападающих, которую надо использовать сразу (иначе они убедятся, что Вы - подходящая жертва).
В жизни умение резко ответить на нападение обычно дается опытом после нескольких таких нападений.

Если у человека внутри живет злоба от унижения за "невозвращенные" преступникам удары, живет ненависть к этой мрази, - то...
Нападения на таких людей для преступников очень небезопасны, таких они побаиваются
, от таких они бегут.

Острый пример, описанный в статье Ольги, характерен: ее группу местные так или иначе жестко втянули в свои игрища с застольем, с соревнованиями по стрельбе. Из опыта этого случая ясно, от такого рода сомнительных игрищ следует "жестко" уходить под любыми предлогами с самого начала (и уж мимо компании местных с оружием и водкой группа должна "просвистеть" на полных оборотах, как через лавиноопасный склон). Например, уйти от соревнований по стрельбе после придирчивого осмотра винтовки под предлогом, что "я никогда не буду стрелять из такого "хлама", - "А почему (с изумлением или обидой)? - А потому, что отсюда пуля неизвестно куда полетит..."). Бывает, надо так ненавязчиво, без оскорбления, показать им, что в чем-то "они" перед вами - полные профаны (или наоборот, подкупить их "восхищением"). Людей не слишком далеких это впечатляет. Можно и как-то по другому, но
обязательно не выполнять навязанные действия, ведя себя не "привязанно" и "приниженно", а на равных.
Ольге и ее товарищам удалось найти достойный, но нелегкий выход из положения, нащупав и "человеческие контакты"", и "дыры" в ситуации.
Да, действия в таких ситуациях весьма сложны, весьма не оптимальны, требуют мужества, собранности, умения и готовности "играть на нюансах" обстановки.

http://www.mountain.ru/people/dispute/2004/bez_buyanov/index.shtml

Profile

dekodeko

January 2017

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios