Aug. 1st, 2016

lina maly schön genug
огика — это инструмент. При этом главное предназначение инструмента — вовсе не победа в спорах (хотя и это тоже важно), а поиск истины. Определение Георгия Ивановича следующее: ...

Логика — это наука о законах правильного мышления.


Мы должны правильно мыслить, чтобы приходить к правильным выводам относительно неочевидных фактов на основе очевидных фактов. Чем эти факты различаются?

Очевидные факты — это то, что мы непосредственно ощущаем. Например, если мы выльем горячий кофе себе на джинсы, мы обожжёмся. И тут нам не нужна логика — мы непосредственно ощутим, как по нашей коже расползается кипяток.

Если же кофе стоит на столе, то мы не чувствуем его тепла. Нам неочевидно, что кофе — горяч. Но мы видим пар, который поднимается от кружки, и можем сделать вывод, что в кружке затаился именно горячий кофе. Это — неочевидный факт.

http://rubooks.org/book.php?book=4468

В прошлом году автору этих строк пришлось учить математике один девятый класс, предполагалось, что с углубленным изучением математики и физики, во всяком случае на алгебру с геометрией было отведено аж восемь часов в неделю (в обычном классе – 5). Первый вопрос, который я задала, войдя в класс, был: «А почему от перемены мест слагаемых сумма не меняется?» (Да, да, да, представляю себе ухмылки некоторых математиков: это же аксиоматически заданное свойство операции сложения на поле вещественных чисел. Я тоже это знаю.) Так вот, мои ученики не только не знали ответа на поставленный вопрос, не только никогда не задумывались об этом раньше, но и не захотели над ним подумать, когда он был им задан (стандартный ответ был: «это правило такое» – в первом классе учитель, конечно, великий авторитет, но надо же и свои мозги иметь).


Предсказываю: никто из них, никогда, ни при каких обстоятельствах не будет ни ученым (все равно какой специальности), ни инженером (я имею в виду не то, что они не смогут получать зарплату за «работу» по соответствующей специальности, а их полную бесполезность в этой социальной роли). На что деньги (и время) потратили? Обурбаченных же математиков отсылаю к замечательным статьям В.И. Арнольда «Псевдонаучные и математические эпидемии XX века», «Математическая безграмотность губительнее костров инквизиции» и «Антинаучная революция и математика», надеюсь, он для вас авторитет.


Возвращаясь к математическим аксиомам, так замечательно преподаваемым первоклассникам, отмечу, что свойства сложения (и умножения) были хорошо известны древним египтянам, которые и слова-то такого греческого «аксиома» не знали.


Мой преподавательский и репетиторский опыт показывает, что полное непонимание детьми практического смысла четырех действий арифметики скорее правило, чем исключение. Поэтому «Для того, чтобы узнать неизвестное слагаемое, надо из суммы вычесть известное слагаемое» заучивается наизусть, и если известных слагаемых оказывается, не дай бог, больше одного – это вызывает стресс, истерику и смертельную обиду на несправедливость учителя и мироздания.


Что делать? Вечный русский вопрос. Заставить учителей начальной школы объяснять, что сложение – это сложение в одну кучку яблок из нескольких ваз (и тогда коммутативность и ассоциативность сложения становятся очевидны), что вычитание (отнять!) – это когда нехороший юный хулиган отнял у вас пару яблок? Теоретически они и так должны это объяснять, но не объясняют. Или их не слушают – тоже возможный вариант.

http://rubooks.org/book.php?book=783

сть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа.

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с «материнскими» обязанностями.

Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить. Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара.

Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. «Если я сделаю так, то мама не будет ругаться». «Если я сделаю этак, папа придет трезвый».

http://transurfer.livejournal.com/354070.html#comments

Profile

dekodeko

January 2017

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios